Типология отношения человека к природе

Компонент отношения Объектная характеристика Субъектная характеристика Модальность отношения Перцептивно-аффективный Перцептивный объектно-непраг­матический Перцептивный субъектно-не-прагматический Непрагматическая Когнитивный Когнитивный объектно-непраг­матический Когнитивный субъектно-не-прагматический Практический Практический объектно-непраг­матический Практический субъектно-не-прагматический Поступочный Поступочный объектно-непраг­матический Поступочный субъектно-не-прагматический Перцептивно-аффективный Перцептивный объектно-прагма­тический Перцептивный субъектно-праг-матический Прагматическая Когнитивный Когнитивный объектно-прагма­тический Когнитивный субъектно-праг-матический Практический Практический объектно-прагма­тический Практический субъектно-праг-матический Поступочный Поступочный объектно-праг­матический Поступочный субъектно-праг-матический

По выделенным параметрам субъективного отношения к при­роде легко дать характеристику всем типам отношений. Для при­мера ограничимся описанием лишь двух типов:

- перцептивно-аффективный объектно-непрагматический тип:

при контактах с природой такой человек не преследует цель полу­чить от нее какой-либо полезный продукт, преобладает непрагма­тическая мотивация: отдохнуть на природе, подышать чистым воздухом, полюбоваться красотами и т.п.;

- поступочный субъектно-непрагматический тип: для личности с таким типом свойственно субъектное восприятие природы, ко­торое регулируется высокими этическими нормами, такими же, какими регулируются его отношения с другими людьми; мы уже отмечали, что подобное отношение было свойственно великим гуманистам, таким, как М.Ганди, Л.Толстой, А.Швейцер и др.; данного рода отношение проявляется в соответствующих поступ­ках личности, ее активности по изменению к окружающей дейст­вительности, в природоохранительной деятельности, направлен­ной как на сохранение самих природных объектов, так и (это осо­бенно хотелось бы подчеркнуть) людей, которые взаимодейству­ют с природой.

В заключение следует отметить, что здесь приводится лишь одна концепция, которая описывает своеобразие субъективного отноше­ния человека к природе, т.е. концепция, предложенная С.Д.Дерябо и В. А. Ясвиным. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, в современной отечественной экологической психологии пока еще не сформировано других подходов, которые бы задавали некую альтернативу описанным взглядам. Во-вторых, данная концепция, с одной стороны, носит достаточно общий характер, с другой -легко приложима к описанию конкретных явлений, характери­зующих своеобразие взаимодействия человека с природой, дает возможность практически анализировать и диагностировать кон­кретные отношения человека к объектам и явлениям природы.

Итак, можно сказать, что субъективное отношение человека к природе - это достаточно сложная с психологической точки зре­ния сфера взаимодействия человека с миром, где находят выраже­ние позиция личности, ее взгляды и установки, обусловленные уровнем развития экологического сознания и уровнем воспитан­ности. Задана некоторая идеальная модель такого рода отноше­ния, опираясь на которую можно организовать процесс экологи­ческого образования и воспитания подрастающего поколения, целью которого является формирование личности, наделяющей природу признаками субъектности и характеризующейся непраг­матическим типом взаимодействия, сознательно и ответственно осуществляющей не только свои действия по отношению к природе, но и совершающей поступки, несущие высокий заряд нрав­ственности и порядочности, духовности в широком смысле этого слова.

СУБЪЕКТИВНОЕ ВОСПРИЯТИЕ МИРА ПРИРОДЫ

Анализ структуры и своеобразия отношений человека к при­роде закономерно ставит вопрос: на каком основании строится такого рода отношение? Во многом мы уже ответили на этот воп­рос в предыдущем разделе. В то же время очевидно, что наряду с отмеченными факторами, которые характеризуют преимуществен­но само отношение к природе, существует и некоторый базовый фактор, связанный со спецификой и своеобразием восприятия че­ловеком мира природы. Как человек воспринимает природу, ка­кой внутренний образ ее он у себя формирует, в какой степени наделяет ее субъектными свойствами (очеловечивает), от этого будет во многом зависеть и его конкретное отношение к ней.

Как мы уже отмечали выше, восприятие - это психический про­цесс целостного отражения предметов и явлений действительности при их непосредственном воздействии на органы чувств. В совре­менной психологии данный процесс изучен достаточно хорошо: выделены основные свойства восприятия (целостность, предмет­ность, осмысленность, константность, избирательность и др.); раскрыты механизмы зрительного, слухового, тактильного и других видов восприятия; изучен механизм влияния прошлого опыта (апперцепция) на восприятие; раскрыты закономерности формиро­вания восприятия на разных ступенях возрастного развития. В то же время общую психологию не интересуют объекты восприятия, она занимается самим процессом восприятия и его закономерно­стями. Когда же речь идет о специфике восприятия инженера, ху­дожника, актера, учителя и т.п., этим занимаются уже в рамках специальных отраслей психологии: инженерной психологии, психо­логии художественного творчества, психологии актерского мастер­ства, педагогической психологии и т.д. Отсюда понятно, что эко­логическая психология изучает не само по себе восприятие, а свое­образие восприятия природных предметов и явлений. Здесь на первый план выдвигается проблема именно субъективного вос­приятия, поскольку объективные законы восприятия примерно одни и те же и не зависят практически от своеобразия объекта.

Построение перцептивного образа природных объектов и яв­лений - это всегда субъективный процесс, опосредованный про­шлым опытом восприятия человеком подобных объектов, эмо­циями, знаниями и представлениями, мотивами и ценностями.

Первичной характеристикой субъективного восприятия явля­ются эмоции, которые испытывает человек в процессе перцепции. Разные объекты могут вызывать различные эмоции: эстетические, гностические (познавательные), этические, практические. То же самое можно сказать об определенном объекте, который у одного вызывает чувство брезгливости, например паук, а у другого - чув­ство восхищения, например у человека, изучающего или коллек­ционирующего пауков.

На эмоции накладываются знания личности, ее представления о мире природы, мышление и другие психические процессы. В си­лу этого даже на фоне одинакового эмоционального восприятия объекта характер субъективного восприятия у разных людей бу­дет разным. Один человек просто любуется, например, отдельно стоящей березой, другой при этом любуется как деревом в целом, так и отдельными его элементами: листвой, ветвями, белоснеж­ным стволом, третий - может вспомнить о своеобразии энергети­ческого обмена березы, системе питания, четвертый - стихи о бе­резе и т. д.

На структуру восприятия оказывает влияние и потребностно-мотивационный компонент личности. Например, испытывая не­посредственный интерес, можно наблюдать, как забавно переби­рает ножками, спешащий по своим делам жучок; испытывая же научный интерес, ученый наблюдает целенаправленно поведение данного насекомого или других животных. Один человек любует­ся сосной, удовлетворяя свои эстетические потребности, а другой оценивает ее ровный ствол, предвосхищая в воображении, какое из него получится бревно для постройки своей дачи, третий - во­обще не любуется, так как деревья, в том числе и эта сосна, никак не связаны с его мировосприятием и потребностями.

Особое влияние на восприятие конкретного объекта или их со­вокупности оказывают мировоззрение человека, его сознание, сис­тема ценностных ориентации. Личность, обладающая антропо­центрическим сознанием, будет воспринимать мир природы с по­зиций собственного эгоцентризма или эгоцентризма своего окру­жения. Например, многие люди, воспринимая змею (даже не ра­зобравшись какая она, несет или не несет непосредственную угро­зу в данный момент), будут испытывать отвращение, страх, жела­ние ее уничтожить. Ель, которая выросла на даче, в силу того что она красива и не мешает, воспринимается хозяином позитивно, а береза, которая растет у соседа и «затемняет» участок, будет вос­приниматься враждебно, это отношение распространяется и на со­седа, который не желает уничтожать «вредное» дерево. При эко­центрическом сознании восприятие даже отдельных объектов и явлений природы осуществляется с позиций целостного представления о мире природы, его взаимосвязях, самостоятельной ценно­сти. Мы уже неоднократно отмечали, что личность с экоцентри­ческим сознанием обладает особой этикой, которую А. Швейцер назвал этикой благоговения перед жизнью.

Все эти компоненты восприятия мира создают опыт человека, и этот опыт, закрепившись, оказывает влияние на последующие акты восприятия. При этом необходимо отметить, что черты ин­дивидуального своеобразия восприятия объектов природы в зави­симости от прошлого опыта значительно варьируются у разных людей. Например, человек, который имел негативный опыт встре­чи с гадюкой (наступил на нее, и она предприняла попытку на­пасть на него), при повторной встрече не будет любоваться ее красотой, он испытает страх, предпримет попытку убить ее. Че­ловек же с экоцентрическим сознанием в такой же ситуации хотя и испытает некоторую тревогу, но отнесется к гадюке терпимо, понимая, что первая она нападать не будет, что это ее мир и она чувствует себя в нем полноправной частью, у нее есть право на жизнь, как и у всех существ на Земле.

Итак, восприятие мира природы человеком, построение пер­цептивного образа - это сложный процесс, опосредованный лич­ностью самого воспринимающего, его эмоциями, знаниями, миро­воззрением, мотивами, ценностями. В силу этого восприятие всегда субъективно по характеру.

Обратимся теперь к анализу специфики восприятия мира при­роды человеком. Эта специфика заключается в субъектности та­кого рода восприятия. Именно субъектность и составляет один из важных аспектов, которым занимается экологическая психология. И здесь мы вновь обратимся к концепции С.Д.Дерябо и В.А.Ясвина, которые наиболее полно описали в современной науке дан­ный феномен.

Авторы отмечают, что субъектное восприятие - это воспри­ятие чего-либо в мире как субъекта. Каким образом человек наде­ляет нечто иное, например те же природные объекты, свойствами субъекта? Во-первых, это происходит, если индивид наделяет что-либо человеческими свойствами (по шкале «человеческое - не чело­веческое»); во-вторых, при восприятии объекта как равного себе (по шкале «равное - не равное»). В результате субъектными свой­ствами наделяются те объекты, которые воспринимаются как че­ловеческие (похожие на меня) и как равные. Важным аспектом субъектного восприятия является способность объекта «открыть­ся как субъект».

Разумеется, что природные объекты и явления на самом деле не являются субъектами в прямом смысле этого слова. Они могут восприниматься как субъекты только тогда, если воспринимаю­щий наделяет объекты субъектностью, другими словами, сам прив­носит ее.

Особое внимание С.Д.Дерябо и В.А.Ясвин обращают на фор­мы и способы наделения субъектностью природных объектов. Используя имеющиеся в современной психологии данные о типах представления человека о мире, они характеризуют их в рамках рассматриваемой проблемы. К таким формам наделения субъект­ностью природных объектов относятся: анимизм, антропомор­физм, персонификация, субъектификация.

Анимизм - это система представлений о мире, в основе которой лежит вера в наличие у природных объектов души, способной дей­ствовать активно и самостоятельно. Это наиболее древняя форма субъективации природы. Согласно анимистическим представле­ниям духи живут во всех природных объектах и явлениях, именно они могут вызывать разные природные явления, милуя или нака­зывая человека в зависимости от его поведения в природе.

Антропоморфизм - система представлений о мире, в основе которой лежит наделение объектов и явлений природы челове­ческими свойствами, уподобление человеку. В силу такого пред­ставления объектам приписываются чувства, мысли, действия, подобные человеку. Например, камень может «скучать», лес -«сердиться», река - «радоваться» и т.п. Другими словами, это возможно потому, что все объекты воспринимаются как люди, но в другом обличии.

Персонификация, или олицетворение - система представлений, когда тот или иной объект становится воплощением отдельных человеческих свойств, абстрактных понятий или идей. Например, древние греки Небо олицетворяли с богом Ураном, Землю - с бо­гиней Герой, отсюда гроза - это брак Неба-Урана и Земли-Геры. В последующие времена особенно ярко персонификация прояви­лась в фольклоре, где даже неодушевленные предметы могли об­ретать определенные свойства и качества человека.

Субъектификация - процесс наделения объектов природы субъ­ектными функциями, после чего они и начинают восприниматься как субъекты. В силу этого и становится возможным общение, например, с природой в целом или отдельными ее объектами. Ко­гда человек разговаривает с собакой или кошкой, он наделяет их субъектными свойствами, то же самое происходит, когда он раз­говаривает с растениями, цветами, утренней зарей и т. п.

Авторы отмечают, что субъектификация является наиболее мощным средством формирования субъектного восприятия при­родных объектов, а это, в свою очередь, является мощным средст­вом построения и системы отношений к природе, миру в целом. В качестве механизмов субъектификации выступают такие, как идентификация в форме проекции («Моя собака страдает совсем как я!»), способность природного объекта опосредовать отноше­ние человека к миру, когда он становится значимой для личности величиной («Я только своей кошке доверяю все тайны, она не вы­даст и не подведет!»), способность природного объекта откры­ваться в качестве субъекта в процессе совместной деятельности и общения (например, работник милиции с собакой это равноправ­ные партнеры, которые сдружились и понимают друг друга с по­луслова).

Таким образом, специфика восприятия человеком мира приро­ды, с одной стороны, определяется субъективными свойствами са­мого человека (построение перцептивного образа опосредовано эмоциями, знаниями, ценностями, прошлым опытом человека), с другой - способностью человека наделять субъектными свойст­вами объекты и явления природы, которые таковыми на самом деле не являются. Такого рода восприятие служит основой для по­строения и проявления отношений к природе. В свою очередь, сформировавшиеся и закрепившиеся отношения способствуют расширению сферы восприятия, насыщению ее новым (позитив­ным или негативным) содержанием.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ

Характеризуя в предыдущих разделах специфику и своеобразие экологической психологии, мы раскрыли суть субъективного от­ношения и субъектного восприятия человеком природных объек­тов и явлений действительности. В то же время содержание эколо­гической психологии не ограничивается только лишь проанали­зированными феноменами. Необходимо отметить, что она пыта­ется выделить некоторые интегральные характеристики, которые бы описывали особенности взаимодействия человека с миром при­роды. К таким интегральным характеристикам относится в первую очередь экологическое сознание.

Экологическое сознание в самом широком смысле этого слова представляет из себя сферу общественного и индивидуального соз­нания, связанную с отражением природы как части бытия. Форми­рование специфического восприятия мира природы и своеобраз­ного отношения к этому миру способствует с течением времени (это характерно как для общества в целом, так и для отдельного индивида) развитию экологического сознания. В свою очередь, сформировавшееся экологическое сознание оказывает существен­ное влияние как на своеобразие восприятия природных объектов и явлений, так и на специфику отношения к ним.

Проблема формирования экологического сознания особенно остро возникла в XX столетии, когда человечество стало осозна­вать пагубные последствия своей деятельности, которые привели к экологическому кризису. Проявления этого кризиса мы можем наблюдать в самых различных сферах жизнедеятельности: загряз­нение окружающей среды, исчезновение целого ряда животных и растений, нерациональное использование природных ресурсов и т.д. Тогда же и активизировались философские, экологические, психологические и другие исследования, связанные с необходимо­стью понимания взаимодействия человека с миром природы. Это привело к постановке проблемы (с разными вариантами ее раз­решения) формирования экологического сознания.

Всего лишь 30-40 лет назад исследователи обратили внимание на необходимость выделения понятия экологического сознания и выявления его структуры. Первоначально понятие экологического сознания заменялось такими понятиями, как «экологическое мыш­ление», «экологическая мудрость», «природоохранительное мыш­ление». Но достаточно быстро эти понятия были интегрированы в дефиницию «экологическое сознание». Так, в работе Р.У.Биджиевой, написанной в начале 80-х годов XX столетия, предпринима­ется попытка дать трактовку экологическому сознанию, адекват­ную тому времени. Автор понимает под экологическим сознанием комплекс экологических воззрений, оценок, теорий различных социальных групп, определяемых характером общественного про­изводства вообще и экономическим положением группы в частно­сти. В то же время реально содержание экологического сознания сводится к экологическим знаниям, хотя и подчеркивается, что яд­ро этих знаний составляют представления о природе как самораз­вивающейся системе.

Немного позже А. Н. Кочергин, Ю. Г. Марков, Н. Г. Васильев предприняли попытку изучить специфику развития экологическо­го сознания, выступающего в качестве важного условия решения многих актуальных экологических проблем. По их мнению, эко­логическое сознание - это отражение социальных, природных и специфических социально-экологических законов функциониро­вания системы «природа-общество», которые выступают объек­том отражения этой формы сознания.

В конце XX столетия представления об экологическом созна­нии кардинально меняются. Это связано с новым пониманием места и предназначения человека в современном мире. В это время предпринимается попытка оценить экологическое сознание с точки зрения будущего (экологический оптимизм и экологический пес­симизм), с позиций утилитарно-экономического подхода (сколько это будет стоить), а также с позиций аксиологического (ценностного) подхода, выявляющего ценности, которые в определенный момент времени значимы для человечества. Кроме того, на первый план выдвигается проблема собственно психологического анали­за содержания и структуры экологического сознания.

В ряде исследований подчеркивается, что в современном обще­стве и его сознании выделяются две позиции, характеризуемые как экологический пессимизм (наиболее преобладающая позиция) и экологический оптимизм (для него характерен утилитарно-востор­женный взгляд на будущее). Наряду с этими выделяется и позиция, которая характеризует безразличие определенных групп людей к экологической проблеме (в силу занятости их своими текущими сиюминутными проблемами).

В специальных исследованиях выявляют четыре типа носите­лей экологического сознания с точки зрения решения экологиче­ских задач, связанных с поиском новых источников финансирова­ния. Соответственно выделяют четыре типа людей.

Первый тип характеризуется встревоженностью существующей экологической ситуацией, беспокойством за будущее состояние природной среды, что сопровождается готовностью платить за высокое качество среды. Второй тип отличается от первого лишь тем, что его представители платить за экологические мероприятия из собственного кармана не намерены. Третий тип ориентирован на изменение экологической ситуации к лучшему, но полагает, что за это должно платить государство. Наконец, для четвертого типа характерны низкая степень озабоченности состоянием среды и несформированность мнения по вопросу соотношения экологи­ческих и экономических приоритетов в государстве.

Если обратиться к содержанию собственно психологических проблем, связанных со спецификой и структурой экологического сознания, то здесь, действительно, можно поставить множество до­статочно сложных и содержательных вопросов. К основным из них относятся: что из себя с психологической точки зрения представ­ляет экологическое сознание, каковы его структура, типы, меха­низмы формирования?

В современной психологии под сознанием понимается высшая, интегрирующая форма психики, заключающаяся в отражении, целеполагании и конструктивно-творческом преобразовании дейст­вительности. Как в процессе отражения, так и в процессе конструк­тивно-творческого преобразования участвуют все психические процессы человека (восприятие, память, мышление, воображение), в результате чего формируется система знаний о мире, которая, в свою очередь, находит выражение в деятельности, в поведении. Все эти процессы сопровождаются многообразными отношениями че­ловека (эмоциональными, волевыми и др.), которые обеспечивают сознанию его субъективность и пристрастность. Экологическое сознание - это то же самое сознание, но имеющее свою специфику, направленность, связанную со своеобразием отражения мира при­роды и конструктивно-творческим его преобразованием. Необхо­димо отметить, что проблема экологического сознания начала ста­виться относительно недавно, а предметом экологической психоло­гии стала буквально в последнее десятилетие.

Так, например, В.А.Скребец, характеризуя экологическое со­знание в целом, отмечает, что это высший уровень психического отражения природной и искусственной среды, своего внутреннего мира, рефлексия места и роли человека в биологическом, физиче­ском и химическом мире, а также саморегуляция данного отраже­ния. Автор отмечает, что экологическое сознание выступает как непрерывно меняющаяся совокупность чувственных и мысленных образов, непосредственно отражаемых в аналитически создавае­мых категориях и явлениях, непосредственно фиксирующих инди­видуальный либо общественный экологический опыт, который предвосхищает экологическую практику.

Таким образом преодолеваются первоначальные попытки све­дения экологического сознания только лишь к знаниям. Автор вы­явил структурно-временной аспект взаимосвязи мышления и эмо­ций как единиц экологического сознания. При этом, что особенно важно подчеркнуть, он обращает внимание на предвосхищающе-прогностическую функцию экологического сознания.

Опираясь на такого рода представления, В.А.Скребец пред­принимает попытку выделить структурные компоненты экологи­ческого сознания и описать основные его свойства или признаки. В качестве структурных компонентов экологического сознания ис­следователь выделяет прежде всего центрированность сознания на предметах и явлениях природного мира; использование принятых нормативов экологического взаимодействия с природой, харак­терных для данного общества, конкретного поколения; сочетание чувственных и рациональных аспектов того культурно-исто­рического опыта, который усвоен определенной категорией лю­дей и конкретным индивидом. Этот опыт опосредован разреше­ниями и запретами, знаково-символическими функциями взаимо­действия с миром, принятыми в данной социальной группе.

К основным свойствам или признакам экологического созна­ния автор относит следующие:

- социальный характер экологического сознания, что обуслов­лено принятыми в данном обществе нормами, ценностями, сфор­мировавшимися традициями;

- опосредованность символами, знаками, в том числе вербаль­ными средствами восприятия человеком мира природы;

- саморефлексивность;

- внутренний диалогизм и др.

Особое внимание автор уделяет проблеме направленности и уровням саморефлексии экологического сознания, которое с этих позиций может быть имплицитным и эксплицитным. Имплицитность экологического сознания определяется скрытностью смыс­ла, неясностью того экологического содержания, которое может быть выявлено лишь опосредованно через свои связи с другими объектами или процессами. Эксплицитность экологического со­знания предполагает явный, четкий развернутый вид суждений и понятных внешнему наблюдателю экологических поступков и действий.

Необходимо отметить, что такой подход вызывает определен­ный интерес и заслуживает внимания, но не вскрывает в полной мере психолого-педагогическое содержание экологического созна­ния. Недаром в свое время известный русский поэт Ф. И. Тютчев написал прекрасное стихотворение:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик -

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык...

В этом стихотворении ценностно-смысловая сторона природы выражена в поэтической форме, предваряя то, что в последующем получило название биоцентрического или экоцентрического эко­логического сознания в противовес традиционному антропоцен­трическому подходу.

В этом плане нам представляется наиболее плодотворным под­ход, когда характеризуется не просто структура экологического сознания, а структура типов такого рода сознания. Это дает воз­можность дифференцированно описать экологическое сознание с учетом ценностей, которые выражают его элементы. Достаточно четко эта проблема решается в концепции уже цитированных на­ми ранее С.Д.Дерябо и В. А. Ясвина. Авторы, выделяя противо­положные типы экологического сознания (антропоцентрическое и экоцентрическое), как бы ставят вопросы: что представляет из себя высшую ценность в существующем мире; существует ли ие­рархическая картина мира; какова цель взаимодействия человека с природой и др. В результате выделяется восемь признаков ан­тропоцентрического и восемь - экоцентрического экологического сознания, которые в своем единстве описывают структуру указан­ных типов экологического сознания.

Для удобства восприятия сведем эти признаки в единую табли­цу (см. табл. 5).

Таблица 5

Структура антропоцентрического и экоцентрического экологического сознания

Антропоцентрическое экологическое сознание Экоцентрическое экологическое сознание 1. Высшую ценность представляет человек 1. Высшую ценность представляет гармоническое развитие человека и природы 2. Иерархическая картина мира 2. Отказ от иерархической картины мира 3. Целью взаимодействия с природой является удовлетворение тех или иных прагматических потребностей 3. Целью взаимодействия с природой является оптимальное удовлетворе­ние как потребностей человека, так и потребностей всего природного со­общества 4. «Прагматический императив»: правильно то, что полезно человеку 4. «Экологический императив»: пра­вильно только то, что не нарушает существующее в природе экологиче­ское равновесие 5. Природа воспринимается как объ­ект человеческой деятельности 5. Природа воспринимается как рав­ноправный субъект по взаимодейст­вию с человеком 6. Этические нормы и правила не распространяются на взаимодействие с миром природы 6. Этические нормы и правила рав­ным образом распространяются как на взаимодействие людей, так и на взаимодействие с природой 7. Развитие природы мыслится как процесс, который должен быть под­чинен целям и задачам человека 7. Развитие природы мыслится как процесс взаимовыгодного единства 8. Деятельность по охране природы продиктована дальним прагматиз­мом: необходимостью сохранить природную среду, чтобы ею могли пользоваться будущие поколения 8. Деятельность по охране природы продиктована необходимостью со­хранить природу ради нее самой и ради людей

Таким образом, выделенные признаки, являющиеся одновре­менно и структурными компонентами разных типов экологиче­ского сознания, дают возможность представить некоторую цело­стную описательную характеристику данным типам.

Итак, антропоцентрическое экологическое сознание - это осо­бая форма отражения природных объектов и явлений действи­тельности и их взаимосвязей, обусловливающая целеполагающую и преобразующую деятельность человека, для которой характерно выраженное противопоставление человека и природы, где высшей ценностью является сам человек, использующий природу для удовлетворения своих потребностей и не распространяющий на взаимодействие с ней этические нормы и правила.

Впрочем, следует отметить, что ряд современных ученых, за­нимающихся проблемами социальной экологии, считают некор­ректным употребление данного термина «антропоцентрическое экологическое сознание», так как данный тип экологического сознания, по своей сути, является антиэкологическим.

Экоцентрическое экологическое сознание - это особая форма отражения природных объектов и явлений действительности и их взаимосвязей, обусловливающая целеполагающую и преобразую­щую деятельность человека, для которого характерно наделение природы субъектными свойствами, в результате чего сама природа признается как ценность, отношения с ней строятся на принципах равноправия в силу доминирования непрагматической мотивации и распространения на мир природы этических норм и правил.

Современная экологическая психология не ограничивается только лишь теоретическим описанием выделенных типов эколо­гического сознания. В последние годы значительно активизиру­ются экспериментальные исследования различных сторон эколо­гического сознания. Так, Т. В. Иванова изучала экологические цен­ности в общественном сознании и выявила любопытный факт: экс­центрическая направленность сознания более характерна для мо­лодых людей - 17-19-летних, для которых природа обладает са­мостоятельной ценностью независимо от ее возможного использо­вания. Восприятие же природы взрослыми в известной степени рационализируется. Окружающая среда рассматривается ими прежде всего как национальное богатство, условие обеспечения экономического развития общества. Более того, отмечается, что в процессе подготовки специалистов разного профиля образ про­фессии и характер будущей деятельности актуализируют мотива­цию, для которой природа приобретает все в большей мере праг­матический объективный характер.

К аналогичным результатам пришла И. В. Кряж, которая про­вела психосемантическое исследование обыденных экологических представлений в структуре сознания. Ею были выявлены два раз­ных полюса отношения к природе. С одной стороны, «равно­душие - экологическая безграмотность - безответственность -жестокость - эгоизм», с другой - «альтруизм - стремление к внут­ренней гармонии - переоценка жизненных ценностей - ответствен­ность - поиск духовной основы - экологическая озабоченность -любовь к природе - потребность в общении с ней».

В целом И. В. Кряж отмечает, что, к сожалению, в обыденном сознании людей преобладают антропоцентрические экологические представления, а возможности удовлетворения потребности в не­посредственном общении с природой связываются преимущест­венно с экспансивно-присваивающими формами поведения. Полу­ченные Т.В.Ивановой и И. В. Кряж данные, а также целый ряд других исследований свидетельствуют о том, что как на уровне общественного, так и индивидуального сознания преобладают антропоцентристские установки. Это связанно с тем (и это осо­бенно характерно для нашей страны), что новая экологическая эти­ка, экологическая психология и экологическая педагогика только начинают пробивать себе дорогу. Существующая до сих пор сис­тема экологического воспитания и образования подрастающего поколения, несмотря на декларирование высоких гуманных цен­ностей, тем не менее в основе своей строилась на антропоцентристской парадигме. Поэтому в настоящее время особенно остро стоит проблема построения принципиально иной системы обра­зования подрастающего поколения, которая в полной мере учи­тывала бы достижения современной экологической философии, экологической этики, экологической психологии и педагогики.

Примеры такого рода уже имеются в отечественной психолого-педагогической науке. Так, А.Г.Козлова в своей работе акцентиру­ет внимание на формировании у учащихся планетарного сознания. В практике лицея эколого-информационных технологий в г. Иркут­ске в качестве ноосферного образования ставится проблема фор­мирования такого рода планетарного сознания, которое включает в себя развитие у учащихся научного, феноменологического, эколо­гического, гуманистического и глобального сознания. В частности, в качестве специфической цели и особой стратегии построения учебно-воспитательного процесса выделяется формирование у школьников экологического сознания, предполагающего понима­ние органического единства мира и невозможности совершения действий в одном элементе системы без последствий для остальных.

Таким образом, в современном образовательном процессе пред­принимаются достаточно плодотворные, на наш взгляд, попытки реализации в педагогическом процессе философских и психоло­гических достижений в сфере развития экологического сознания на рубеже XX и XXI столетий.

ЛИТЕРАТУРА

Абрамов Ю.Ф., Алешкевич М.П., Буровский А.М., Костин А. К. Лицей эколого-информационных технологии (опыт проектирования и внедрения). -Иркутск,1998.

Биджиева Р. У. Диалектика формирования экологического сознания в ус­ловиях развитого социализма: Дис.... канд. философ, наук. - М., 1981.

Дерябо С.Д., Ясвин В. А. Экологическая педагогика и психология. - Ростов-на-Дону, 1996.

Иванова Т. В. Экологические ценности в общественном сознании // Вопро­сы психологии. - 1999. -№ 3. - С. 83-88.

Кочергш А. Н., Марков Ю. Г., Васильев Н. Г. Экологическое знание и соз­нание. - Новосибирск, 1987.

Кряж И. В. Психосемантическое исследование обыденных экологических представлении // Вопросы психологии. - 1998. - № 1. - С. 65-75.

Современные проблемы экологии. - М., 1997.

Глава 9 ЭЛЕМЕНТЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕДАГОГИКИ

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В философии культура определяется как специфический спо­соб организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценно­стях, в совокупности отношений людей и природы, между собой и к самим себе.

Как отмечает Э. В. Гирусов, культуру принято определять через противопоставление ее природным явлениям, поскольку одним из важнейших проявлений культуры является отпечаток сознатель­ной деятельности субъекта в отличие от естественного бытия природных тел. Однако в действительности в процессе эволюции общества возникает нарастающее их взаимопроникновение и взаимообусловленность. Культура - это проявление сознательной деятельности, она характеризует степень свободы субъекта по от­ношению к природной и социальной необходимости.

Культура в качестве социального явления может быть опре­делена в самом общем виде как «образ жизни» человека и обще­ства. И в этом своем статусе культура представляет собой важ­нейший компонент и показатель уровня развития человеческой цивилизации.

В настоящее время современное общество оказалось перед вы­бором: либо сохранить существующий способ взаимодействия с природой, что неминуемо может привести к экологической ката­строфе, либо сохранить биосферу, пригодную для жизни, но для этого необходимо изменить сложившийся тип деятельности. По­следнее возможно при условии коренной перестройки мировоз­зрения людей, ломки ценностей в области как материальной, так и духовной культуры и формирования новой - экологической культуры.

Отсюда следует: экологическая культура есть органическая, не­отъемлемая часть культуры, которая охватывает те стороны мыш­ления и деятельности человека, которые соотносятся с природной средой. Человек приобретал культурные навыки не только и не столько потому, что преобразовывал природу и создавал свою «искусственную среду». На протяжении всей истории цивилиза­ции он, всегда находясь в той или иной среде, учился у нее. С наи­большим основанием это утверждение относится и к современно­сти, когда пришло время синтеза социального и природного на­чал в культуре на основе глубокого понимания природы, ее само­ценности, насущной необходимости формирования у человека уважительного отношения к природе как непременного условия его выживания.

Поэтому важнейшим показателем уровня культуры общества следует полагать не только степень его духовного развития, но и то, сколь нравственно население, насколько внедрены экологиче­ские принципы в деятельности людей по сохранению и воспроиз­водству природных богатств.

С позиций культурологии экологическая культура представля­ет собой компонент культуры общества в целом и включает в себя оценивание средств, которыми осуществляется непосредственное воздействие человека на природную среду, а также средств духов­но-практического освоения природы (соответствующие знания, культурные традиции, ценностные установки и т.д.).

Сущность экологической культуры, по мнению Б.Т.Лихачева, может рассматриваться как органическое единство экологически развитого сознания, эмоционально-психических состояний и на­учно обоснованной волевой утилитарно-практической деятельно­сти. Экологическая культура органически связана с сущностью личности в целом, с ее различными сторонами и качествами. Так, например, философская культура дает возможность человеку ос­мыслить и понять назначение человека как продукта природы и общества; политическая - позволяет обеспечивать экологическое равновесие между хозяйственной деятельностью людей и состоя­нием природы; правовая - удерживает человека в рамках разре­шенных законами взаимодействий с природой; эстетическая -создает условия для эмоционального восприятия красоты и гар­монии в природе; физическая - ориентирует человека на эффек­тивное развитие его природных сущностных сил; нравственная -одухотворяет отношения личности к природе и т.д. Взаимодейст­вие всех этих культур и порождает экологическую культуру. По­нятие «экологическая культура» охватывает такую культуру, ко­торая способствует сохранению и развитию системы «общество-природа».

Экологический подход привел к вычленению внутри социаль­ной экологии еще такого понятия, как «экология культуры», в рамках которой осмысливаются пути сохранения и восстановле­ния различных элементов культурной среды, созданной человече­ством на протяжении его истории.

Сегодня признаком высокой культуры вообще и экологиче­ской культуры в частности становится не степень отличия соци­ального от природного, а степень их единства. Таким единством достигается стабильность и природы и общества, образующих социоприродную систему, в которой природа становится «челове­ческой сущностью человека», а сохранение природы - средством сохранения общества и человека как вида.

Мы определяем экологическую культуру как нравственно-духовную сферу жизнедеятельности человека, характеризующую своеобразие его взаимодействия с природой и включающую в се­бя систему взаимосвязанных элементов: экологическое сознание, экологическое отношение и экологическую деятельность. В каче­стве особого элемента выступают экологические институты, при­званные поддерживать и развивать экологическую культуру на уровне общественного сознания в целом и конкретного человека в частности.

В условиях усугубляющегося экологического кризиса выжи­вание человечества полностью зависит от него самого: он может устранить эту угрозу, если сумеет трансформировать стиль своего мышления и своей деятельности, придать им экологическую на­правленность. Только преодоление в общественном плане антро­поцентризма и в личностном плане эгоцентризма может дать воз­можность избежать экологической катастрофы. На это у нас ос­талось не так много времени: по оценке такого специалиста, как председатель комитета по охране окружающей среды В. И. Дани-лов-Данильян, к концу 70-х годов наступающего века будет позд­но даже обсуждать экологическую проблему. При этом нельзя за­бывать: культура консервативна и мы уже сейчас нуждаемся в ре­волюционном переходе к новому типу экологической культуры. Очевидно, что такой переход может состояться только при том условии, что законы сохранения и воспроизводства природных ресурсов будут осознаны человеком и станут законами его прак­тической деятельности. К сожалению, материальное производст­во и экологическая культура все еще противоречат друг другу, и нам необходимо обостренно воспринимать серьезнейшие трудно­сти на пути преодоления - и в сознании и на практике - этого ги­бельного противоречия. Скажем, на сколько еще велик для нас со­блазн принять к реализации технически совершенное производст­венное новшество, не учитывая содержащегося в нем экологиче­ского риска.

За свою многовековую историю человечество слишком при­выкло жить, в сущности, без развитого экологического мышления, без экологической этики и без осознанной экологически ори­ентированной деятельности.

Обращаясь к проблеме формирования современной экологиче­ской культуры, являющейся исходной темой заключительного раздела данного учебного пособия, нельзя не коснуться вкратце ее исторических корней. Общая канва отношения человек-природа хорошо известна. Здесь же мы рассмотрим данный вопрос в дру­гом, менее традиционном аспекте - аспекте культуры.

Большой, если не сказать наиболее значимый вклад в данный вопрос внесли наши отечественные философы в силу того, что им присущ в значительной степени, ставший традиционным интерес к взаимоотношениям человека как с его социальной, так и с при­родной средой. Так, великий русский философ Н. А. Бердяев осо­бо отмечал: все социальные перемены в судьбе человечества не­пременно связаны с отношением человека к природе, отсюда кро­ме прочего следует необходимость исследовать генезис экологи­ческой культуры на общечеловеческом уровне.

Более развернуто трактовал интересующий культурно-этиче­ский вопрос В. С. Соловьев. Он писал, что возможно троякое от­ношение человека к внешней природе: страдательное подчинение ей в том виде, в каком она существует, затем длительная борьба с нею, покорение ее и пользование ею как безразличным орудием и, наконец, утверждение ее идеального состояния - того, чем она должна стать через человека. Безусловно, нормальным и оконча­тельным, подчеркивает далее В.С.Соловьев, следует признать только третье, положительное отношение, в котором человек поль­зуется своим превосходством над природой не только для своего, но и для ее - природы - возвышения.

Детализируя эти мировоззренческие, пронизанные экокультурным лейтмотивом постулаты В. С. Соловьева, первый, страда­тельный, исторический тип экокультуры И.П.Сафронов в своей работе «Формирование экологической культуры учителя» харак­теризует как доцивилизационный. В тот период личность еще не является субъектом экологической культуры, поскольку тогда она была неотделима от племени, слита с ним. Уже этот вид экологи­ческой культуры имел свои этические принципы, хотя и не осоз­нанные - в них уже проявляла себя некая мудрость человека в от­ношении к природе. Примечательно в связи с этим, что некоторые ученые отмечают сохранность тех давних этических принципов в ряде регионов мира вплоть до настоящего времени. Так, ирокезы перед тем как убить медведя произносят монолог, объясняя, что ими движет жесткая необходимость, но отнюдь не жадность или стремление «нанести ему бесчестье». То есть ощущение единства с природой, так же как и императив очеловечивания природы, прошли испытание временем; от этого императива недалек и дру­гой, не менее актуальный - «Не убий!»

За страдательным типом экокультуры последовал «цивилизационный», преобразовательный тип, который затем привел к гос­подству над природой и даже к борьбе с ней. Центральным субъ­ектом экологической культуры становится индивид с присущим ему эгоцентризмом. Этот процесс был вполне естественным, объ­ективным, и он не может осуждаться с позиций современной нрав­ственности. Наступательное отношение к природной среде через переход от присвоения готовых, естественных ресурсов к произ­водству с помощью орудий труда, через промышленную и научно-техническую революцию в общем плане, через создание «второй» искусственной среды обитания привело к новому типу экологиче­ской культуры. Этот тип культуры, которого человечество еще продолжает придерживаться, в весьма заметной мере инициирует­ся западноевропейской философией, в своей основе во многом эгоцентричной. Формируется понимание природы как объекта, отдаленного от человека, более того, противостоящего ему.

Нарастающее техническое и интеллектуальное могущество ин­дивида и человечества в целом в конце концов привело к подрыву стабильности биосферы и к тому глобальному экологическому кризису, который мы сейчас имеем. На возникающую угрозу пер­воначально указывали выдающиеся, наиболее дальновидные мыс­лители. Среди них Н. Ф. Федоров - он весьма определенно и жест­ко указывал: мир идет к концу, цивилизация, эксплуатирующая природу, не восстанавливающая ее, может привести только к та­кому итогу. В начале второй половины нашего века коллективные исследования ученых на основании тревожных объективных дан­ных подтвердили это предупреждение. Так, участники знаменито­го Римского клуба в докладе «Пределы роста» (1972 г.) констати­ровали, что при сохранении темпов нарастающего увеличения мирового населения параллельно с высокими темпами производ­ства, загрязнением окружающей среды и истощением естествен­ных ресурсов к середине XXI в. наступит глобальная катастрофа.

С мировоззренческой точки зрения и с позиции культуры эти прогнозы выдержаны в духе «экологического пессимизма». Ко­нечно, такой культурный императив является тупиковым. Духов­ный пессимизм вообще характерен для кризисных, переходных ситуаций, в недрах которых с неизбежностью закономерно зарож­даются и иные тенденции, в том числе и в сфере культуры.

В интересующей нас области - человек и окружающая его со­циальная и природная среда - происходит становление прогрес­сивного современного типа экологической культуры, который многие авторитетные специалисты справедливо оценивают как «гуманистический ("ноосферный") тип». Этот новый тип эколо­гической культуры хотя и с большими трудностями и в разной степени, но неуклонно и достаточно уверенно охватывает все ее основные подсистемы: экологические, социальные и производст­венные отношения, экологическое мышление, экологическую дея­тельность, экологические общественные институты и, наконец, особо важное для нас - экологическое образование и воспитание.

Здесь также весьма важно отметить и подчеркнуть: становле­ние гуманистического типа экологической культуры невозможно без истинной демократизации общества, без преобразования в этом направлении социальных отношений, без всеохватывающей гуманизации отношений между людьми, между странами и наро­дами, без гуманизации всего мирового сообщества. Этому про­цессу нет альтернативы.

Обращаясь к экологически ориентированным социальным и производственным отношениям, следует сказать, что эти понятия, впрочем, как и другие категории и понятия экологической куль­туры, еще не достаточно «устоялись» и имеют различные толко­вания. Однако целый ряд тенденций в этой области в достаточной степени очевидны и общепризнаны. Если взять материально-про­изводственные аспекты экологической культуры второй полови­ны нашего столетия, то нельзя не видеть зарождения, а затем и активного внедрения экологически щадящих способов производ­ства, прежде всего в промышленности (химической, нефтедобы­вающей и перерабатывающей, военной, атомной и др.), создания разнообразных очистительных систем, роста внимания к безотход­ному производству, его замкнутым циклам, применения биотехно­логий, использования экологически чистых источников энергии, начало производства оборудования для экологической защиты, создания специальных служб контроля за качеством окружающей среды. В условиях осуществления всех этих мер складываются и развиваются соответствующие творческие способности и навыки человека, т. е. современная экологическая культура.

Очевидны серьезные сдвиги и в социально-политических сферах, сопровождающих становление нового типа экологической куль­туры. Высшие законодательные и исполнительные государствен­ные органы уделяют все большее внимание экологии, укрепляется юридическая база экологических отношений; начали функциони­ровать многие национальные и международные экологические организации и учреждения, в том числе и наделенные властными полномочиями; широкое развитие получили всевозможные эко­логические движения и партии, представители которых в ряде стран заняли ключевые посты в государственных структурах; впол­не допустимо констатировать наличие профессионального отно­шения к проблеме «человек-общество-природа» в средствах мас­совой информации. Можно привести немало других свидетельств социальной переориентации общества, произошедших в данной области за последние десятилетия. Как уже было сказано, непре­менным признаком высокой экологической культуры является наличие определенных моральных и правовых норм. Здесь важ­ную роль приобретает формирование ответственности как способ­ности к сознательному и самостоятельному принятию личностью определенных обязательств перед природой, обществом, коллек­тивом, самим собой и готовностью отчитываться за их воплоще­ние в жизнь, нести наказание в виде юридических, администра­тивных, нравственных санкций со стороны общества, чувства ви­ны, укоров совести со своей стороны, поскольку дефицит ответст­венности перед будущим является одним из истоков кризисной экологической ситуации. И. Т. Суравегина считает, что экологи­ческая ответственность вбирает в себя все существенные признаки как социальной, так и моральной ответственности. А учитывая, что категория ответственности связана с категорией свободы, то у человека всегда есть выбор поступить так или иначе по отноше­нию к природной среде, другому человеку, самому себе. Ответст­венность как личностное качество развивается в онтогенезе по­степенно в результате взаимодействия индивида с социальным окружением.

В научной литературе обычно выделяют две стороны в системе экологической культуры: материальную (все формы взаимодейст­вия общества с природой и результаты этого взаимодействия) и духовную (экологические знания, умения, убеждения, навыки). И.П.Сафронов представляет экологическую культуру общества как систему диалектически взаимосвязанных элементов: экологи­ческих отношений, экологического сознания и экологической деятельности.

В содержании экологических отношений выделяют два струк­турных элемента - социально-экологические отношения, которые складываются между людьми в искусственной среде их обитания и косвенно воздействуют на естественную среду обитания людей и реально-практические отношения, которые включают, во-первых, отношения человека непосредственно к естественной среде обита­ния, во-вторых, отношения в материально-производственных сфе­рах человеческой жизнедеятельности, связанных с процессом при­своения человеком природных сил, энергии и вещества и в-третьих, отношения человека к естественным условиям своего существова­ния как общественного существа.

Что касается экологического сознания, то этот вопрос подроб­но рассматривался в предыдущей главе.

Экологическая деятельность характеризуется как интегративное понятие, охватывающее различные виды человеческой дея­тельности как в материальной, так и в идеальной сферах, связан­ные с познанием, освоением, преобразованием и сохранением при­родной среды. Рассмотрим этот аспект более подробно.

Понятием экологическая деятельность в наиболее обобщенном виде охватываются рассматриваемые в определенном аспекте разные виды человеческой деятельности в материально-практиче­ской и теоретической сферах, в той или иной степени относящихся к изучению, освоению, преобразованию и сохранению естествен­ной среды.

Таким образом, это, с одной стороны, наиболее обширная об­ласть человеческой деятельности, а с другой - та область, которая лежит в основе исходного, первичного жизнеобеспечения челове­ка. Совершенно ясно, что человек занимался экологической дея­тельностью с самого своего возникновения на Земле. Она после­довательно видоизменялась в соответствии с этапами развития экологической культуры в целом и, таким образом, в настоящее время должна соответствовать новому типу экологической куль­туры и всем ее подсистемам, и прежде всего современному уровню экологического мышления.

В практическом плане экологическая деятельность - это про­изводственная деятельность человека с преобразовательными и природоохранными целями, т.е. природопользование. В идеале культурное природопользование должно следовать принципам нового экологического мышления, самым современным научным разработкам, строгим природоохранным юридическим нормам и, основываясь на них, грамотно влиять на производственную дея­тельность, предвидя ее возможные негативные следствия.

С защитными нормами экологической деятельности тесно свя­заны более общие правила экологического поведения, которые согласно новому типу экологической культуры должны пункту­ально соответствовать гуманистической этике.

Все большее значение в последнее время в области экологиче­ской деятельности приобретает разработка ее теоретических основ. В сфере этой теоретической экологической деятельности в современ­ных условиях одинаково высокие требования предъявляются как к общей концепции природопользования, так и к системе знаний по прикладным его дисциплинам, а также их внедрения в практику.

В социальном отношении неоценима значимость массовой об­щественной деятельности, направленной на защиту и воспроиз­водство природных ресурсов.

Еще одним важным аспектом, входящим в круг экологической культуры личности, является проблема содержания процесса вос­питания и образования экологической культуры личности. Это содержание, по мнению Б.Т.Лихачева, строится на следующих основаниях.

Одной составляющей являются собственно экологические и свя­занные взаимодействующие с ними знания, которые выступают базисом, фундаментом адекватного отношения человека к эколо­гическим проблемам. Другой фундаментальной содержательной составляющей частью экологической культуры, формирующей нравственно-эстетическое отношение к действительности, является эмоционально-эстетическая культура. И наконец, экологическая культура личности немыслима вне ее деятельностно-практического отношения к действительности. Все вышеназванные состав­ляющие образуют единое содержание процесса становления ново­го экологического мышления. В настоящее время уровень эколо­гического мышления в различных странах и в разных областях деятельности, конечно, неодинаков. Однако можно с большой сте­пенью уверенности утверждать, что в массовом сознании эколо­гический стиль мышления уверенно закрепился и уже сегодня стал его органичной составляющей. Кризисное состояние среды, неред­кие экологические катастрофы многому научили людей. Сейчас уже трудно встретить человека, придерживающегося принципа «покорения» природы, гораздо чаще можно слышать убежден­ность: «Природа знает лучше».

Развитие нового экологического мышления как центральной подсистемы экологической культуры связано с нашим осознанием бесперспективности и, более того, гибельности ориентации на господство преобразовательного типа, технократического стиля мышления, основанного на агрессивном отношении к природе, на вере в беспредельность ее ресурсов, на непонимании, что биосфе­ра истощена многовековой ее эксплуатацией, что она нуждается в восстановлении и что человек ответствен за нее ровно также, как и за самого себя.

Экологическое мышление требует отказа от эгоистических по­требительских установок, ориентированных на узколичностные либо узкогрупповые интересы, на достижение сиюминутных це­лей и материальных выгод, когда не принимаются во внимание не только качество природной среды и благополучие будущих поко­лений, но и элементарная обеспеченность ближнего. Напротив, современное экологическое мышление должно быть «демократич­ным», основываться на общечеловеческих ценностях, ориентиро­ванных на историческую перспективу, а не на сегодняшний коры­стный интерес.

Важной составляющей нового типа мышления является его об­ращение к глубокому, серьезному осмыслению экологической ситуации в мире, необходимости привлечения для экологических нужд достижении научно-технической революции, в том числе наивысших технологий.

В то же время, наверное, нельзя не замечать того обстоятельст­ва, что массовому сознанию все еще не хватает обостренного вос­приятия кризисного состояния как природной, так и социальной среды обитания человека. Мы еще слишком часто ограничиваемся локальными успехами природоохранной практики, бываем удовле­творены не более чем «сносным» экологическим благополучием.

В нашей стране нетрудно видеть насколько мы и в сознании и в действиях пассивны, а то и безразличны в социальном отноше­нии. Между тем каждому очевидно не только то, что политиче­ские страсти оттесняют на задний план экологическую проблему, но и то, что перманентный в последнее время социальный кризис усугубляет эту действительно жизненно важную проблему.

Наконец, говоря об экологическом мышлении, необходимо сказать о соответствующем ему мировоззрении. Проблема «че­ловек-общество-природа» уже по самому определению столь значительна и объемна, что не только ее грамотное решение, но и даже исходная ее постановка невозможна без развитого и зре­лого мировоззрения. Еще мыслители Древней Греции хорошо понимали, что нельзя понять данную систему вне обращения к законам более общей системы, ее надсистемы. Наверное, надо согласиться с тем, что в данном отношении экологическое мыш­ление в значительной мере ущербно. Похоже, мировоззренче­ский уровень понимания экологических проблем, каким он был во времена В.С.Соловьева, Н.Ф.Федорова, В.И.Вернадского, И. Тейяра де Шардена, Э. Леруа, А. Швейцера, сегодня плохо про­сматривается. Исправление такого положения - серьезная задол­женность ученых.

Без высокого уровня мировоззрения нельзя прийти и к столь важному для экологии эмоциональному восприятию окружающе­го мира - мироощущению, ядром которого было бы чувственное ощущение единства Универсума и исходящего отсюда единства человека и природы.

Для поддержания именно нового типа экологической культуры общество нуждается в специальных социальных институтах в ши­роком понимании данного научного термина. Прежде всего это научные и управленческие учреждения и предприятия экологиче­ского профиля. Далее, это социальные институты, деятельность которых намного обширнее непосредственно природоохранных задач, но которые тем не менее оказывают на них постоянное и сильное влияние. Среди таковых - средства массовой информа­ции, от которых в значительной степени зависят формирование массового экологического сознания, исполнение просветительной функции, являющейся важнейшим фактором формирования эко­логической культуры в целом. Поэтому, как нам представляется, активное участие в просветительной работе средств массовой ин­формации преподавателей вузов и школ, аспирантов и студентов -их профессиональный и нравственный долг. Социальные инсти­туты, в той или иной мере занятые проблемой взаимодействия общества и природы, - тот «механизм», который поддерживает и развивает экологическую культуру общества.

Среди социальных экологических институтов первостепенное место, безусловно, занимает система образования и воспитания -школа и высшие учебные заведения. Именно они призваны зало­жить основы индивидуальной экологической культуры, дать эко­логические знания, воспитать любовь к природе. Без преувеличе­ния можно утверждать, что от их успеха или неудачи зависит, справятся или нет с экологической проблемой будущие поколения.

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

В неспециальном виде «экологическое образование» осуществ­лялось уже в древних цивилизациях Запада и в особенности Вос­тока. Экологическая составляющая была частью общей картины мира основоположников философии - Конфуция, Лао-цзы, Де­мокрита, Аристотеля. В Новое время экологическое образование в неспециальном виде сопутствует зарождению и развитию эколо­гической науки.

Экология возникла в недрах биологии в форме знания о связи живого организма с окружающей природной средой. Представле­ние о необходимости специального изучения связей видов с их природным окружением сложилось, когда пришло понимание того, что живые организмы эволюционируют и что важнейшую, опре­деляющую роль в этом процессе играет внешняя среда. Такое по­нимание, как известно, нашло свое завершение в идее Ч.Дарвина о «борьбе за существование» в живой природе.

Более тесное соединение науки экологии и экологического просвещения и образования стало формироваться одновременно с введением в научный оборот самого термина «экология» Э.Гек-келем в 1866 г. Объектом экологического знания становятся уже не только живые организмы и их сообщества, но и биосфера в целом. Наконец, решающий сдвиг в становлении экологического образо­вания происходит вместе со становлением в 70-е годы XX в. соци­альной экологии, важнейшим приоритетом которой как раз явля­ется экологическое просвещение.

Наше российское экологическое образование имеет давние тра­диции формирования знаний о взаимоотношениях человека и при­роды. Первоначально оно складывалось на основе естествознания, которое как предмет было учреждено в школах России в конце XVIII в. Затем последовало включение естествознания в число предметов, изучаемых студентами учительской семинарии. Усилия­ми таких светил отечественного естествознания, как А. Н. Бекетов и К.А.Тимирязев, их педагогическими работами в конце XIX -начале XX в. был создан естественнонаучный фундамент экологи­ческого образования. В последующем экологическое образование и воспитание в нашей стране существенно эволюционировали.

Уже программы и указания Наркомпроса (1924 г.) ставили перед школой задачу изучения местного края и проведения работы по охране природы, по формированию у питомцев школы полезных навыков в этом государственно важном деле. В 20-30-х годах на­чалось внедрение в массовую практику форм и методов работы, активизирующих познавательную и практическую деятельность школьников по изучению и охране природного окружения, осо­бенно при изучении естествознания и во внеклассной работе. В 30-е годы природоохранительные знания были включены в учеб­ные программы по биологии и географии, многие из которых со­хранились в неизменном виде вплоть до конца 70-х годов. В по­слевоенные годы принимается ряд постановлений по охране при­роды с участием органов народного образования в улучшении работы в деле изучения природы, разумного и любовного отно­шения к ней и ее охране. В 50-60-е годы природоохранное про­свещение и воспитание молодежи быстро возрастает во всем мире, это касается и нашей страны; во всех республиках СССР прини­маются законы об охране природы; в учебном процессе усилива­ется природоохранительная тематика; в начальной школе выделя­ется самостоятельный предмет «природоведение». В 70-80-е го­ды особое внимание уделяется вопросам образования в сфере ра­ционального природопользования и охраны природы. В 1972 г. в составе Научно-исследовательского института содержания и ме­тодов обучения Академии педагогических наук СССР была соз­дана одна из первых в мире лаборатория природоохранительного просвещения. В том же году была утверждена долгосрочная ком­плексная программа исследования по охране природы стран-участниц Совета экономической взаимопомощи. Новым в эколо­гическом образовании явилась разработка программ факульта­тивных курсов по охране природы.


Источник: http://studopedia.org/4-10543.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

3. Типология субъективного отношения к природе - Дерябо С.Д., Ясвин Морская свадьба 2 день сценарий

Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе Типология отношения человека к природе

Похожие новости